Tags: поэзия

Долой!

Константиново

В мае осуществил свою давнюю мечту - побывал в Константиново, на родине Сергея Есенина. сего-то три часа езды от Москвы, да все некогда выбраться. А выбраться - стоило. Даже не так - СТОИЛО. ВО-первых потому что Константиново - одно из красивейших мест в Россиикоторые я когда-либо видел (впрочем, сравнивать по красоте равнинную Россию с, например, Алтаем или Саянами не совсем корректно - это просто разная красота).
Константиново - это высокий-высокий берег оки с которого открывается вид на заливные луга и - вдали - Мещеру. А за спиной - березовые рощи и сады.
Появление такого поэта как Есенин именно в Константинове - более чем закономерно.
А во-вторых в Константинове - очень хороший музей - точнее сразу несколько музеев - есенинская изба (строго говоря нынешняя изба построена в 23м году - Есенин в ней бывал, но родился не в ней. да и жил часто не на этом месте а у деда) начальная школа, дом священника, усадьба Кашиной (прототипа Анны Снегиной) и т.д.
Несмотря на удаленность от Москвы землю в Константиново и окресностях вовсю скупают под коттеджи (не знаю, что привлекает покупателей больше - виды или есенинская слава) - часть коттеджей смотрятся хорошо а некоторые (к счастью за пределами деревни) поражают нарочитой роскошью и безвкусицей. Но не будем о грустном.

Итак, Константиново -


"Одна, как прежняя, белеется гора,
Да у горы
Высокий серый камень."

Вот вид с берега - наверно единственное что не изменилось с есенинских времен.

"И это я! Я, гражданин села!"


Collapse )
Долой!

Лента напомнила что сегодня 100 лет со дня рождения Александра Твардовского.



Во время Великой Войны хорошие стихи писали сотни поэтов- но в массовом сознании, наверно, главными поэтами войны стали К.Симонов и А.Твардовский.
Два эти автора смотрели на войну разными глазами - Симонов, если так можно выразиться, "офицерский" и "интеллегентский" поэт - для него война - это расставание с Любимой Женщиной (обязательно с большой буквы), это Подвиг и Честь, это Размышление о Родине и о Долге. А Твардовский - поэт солдатский, "бытовой" - его мир - это страх перед атакой, это солдатский паек и фронтовые сто грамм, "шутка самая простая" и полпачки Казбека. Оба взгляда имеют право на существование и оба взгляда одинаково важны.
Описывая войну глазами простого солдата Твардовский избегал в стихах надрыва и острой боли - солдатский быт "Василия Теркина" правдив, но в нем не встретишь убийственного реализма И.Дегана

"И не плачь, не скули, словно маленький.
Ты не ранен. Ты просто убит.
Дай-ка лучше сниму с тебя валенки.
Мне ещё воевать предстоит. "


или крика С.Гудзенко

"Снег минами изрыт вокруг, весь почернел от пыли минной.
Разрыв - и умирает друг. И значит - смерть проходит мимо.
Сейчас настанет мой черёд, за мной одним идёт охота.
Будь проклят сорок первый год - ты, вмёрзшая в снега пехота."


Для героев Твардовского война - это трудное ремесло но - не ужас и не личная катастрофа. Наверно именно такие стихи и нужны были на передовой - ужаса там и так хватало. Даже встречаясь со смертью Василий Теркин не теряет оптимизма -

- Я не худший и не лучший,
Что погибну на войне.
Но в конце ее, послушай,
Дашь ты на день отпуск мне?
Дашь ты мне в тот день последний,
В праздник славы мировой,
Услыхать салют победный,
Что раздастся над Москвой?
Дашь ты мне в тот день немножко
Погулять среди живых?
Дашь ты мне в одно окошко
Постучать в краях родных?
И как выйдут на крылечко, —
Смерть, а Смерть, еще мне там
Дашь сказать одно словечко?
Полсловечка?
- Нет. Не дам…
Дрогнул Теркин, замерзая
На постели снеговой.
- Так пошла ты прочь, Косая,
Я солдат еще живой.


Был на войне еще один поэт, который, на мой взгляд, очень хорошо передал быт войны глазами простого солдата - это позабытый ныне Павел Булушев -

" Во встречном бою, в безнадежном бою,
Полк ночью испил свою чашу до дна.
И некому пить... И я нынче не пью.
Кому же он спирту привёз, старшина?

В бочонке привёз, как всегда, для полка.
А нас уцелело... На два котелка.
Товарищ маршал! Товарищ нарком!
К к о м у он с вашим сегодня пайком?

Кого он покличет: 'К горилке, славяне,
Бывайте здоровы и пейте до дна!'?
Кого уличит в лихоимном обмане,
Чтоб вовсе не выдать ни капли вина?

Сегодня не сбиться старшинке со счёта.
Списала их ночь, шутников и пролаз.
Володька да я - вот и вся наша рота.
Не сбейся, старшинка, считаючи нас!
дальше "
Долой!

Ирина Одоевцева. "Маленькая поэтесса с огромным бантом"


На берегах Невы на Озоне

Мне давно хотелось прочитать книгу о поэтах Серебряного века, книгу, в которой Гумилев и Ахматова, Блок и Цветаева – изображены такими, какими они были в жизни. Только где же такой роман достать – чтобы и написано было правдоподобно, и язык хороший? К счастью, такая книга есть. Это не совсем роман, а очерки-мемуары Ирины Одоевцевой.
Одоевцева, жена Георгия Иванова, любимая ученица Николая Гумилева, была близко знакома с Буниным, Мандельштамом, Северяниным, Андреем Белым, Адамовичем, Мережковским и Гиппиус, встречалась с Есениным, Маяковским, Блоком, Ахматовой, Цветаевой, Бальмонтом, Симоновым, Эренбургом, знала Керенского, Айседору Дункан.
Одоевцева эмигрировала из России в 1921 году, в 1987, в девяносто два года – вернулась в СССР и жила в Ленинграде.
В двух своих книгах она – в виде мемуаров-эссе рассказывает о своих встречах с поэтами и писателями, почти дословно вспоминает разговоры, реплики, поведение своих известных знакомых. Ее цель – показать поэтов – такими, какими они были - живыми людьми, со всеми их хорошими и плохими качествами, иногда – со странностями и чудачествами.
Одоевцева сама – поэт и писатель, пусть и не первой величины. И у нее хватает ума и такта не выпячивать свое «я» - а писать в первую очередь – о людях вокруг нее, о себе же – лишь как о собеседнике и очевидце.

"Ни Гумилев, ни злая пресса
Не назовут меня талантом.
Я - маленькая поэтесса
С огромным бантом"


Collapse )
кросспост в chto_chitat